Среда, 23.05.2018, 13:50
Приветствую Вас Гость | RSS

Отклики и Мнения

Меню сайта
Категории раздела
Статистика

Рейтинг@Mail.ru

Интересное

Главная » Файлы » Общество

Россия - не Америка!
[ Скачать с сервера (1.39Mb) ] 24.07.2011, 22:44

 

Из книги «ПОЧЕМУ РОССИЯ не АМЕРИКА?»

Паршев А.П., изд. «Крымский мост-9Д»,

Москва, 2003 г., 10 000 экз., 411 стр.

Почему мы не вошли и, уже очевидно, не войдем в «мировое сообщество»? Почему одни народы бедны, а другие – нет? Чем русские отличаются  от всех прочих народов? Почему «что русскому здорово, то немцу смерть»?

В конце 80-х годов в одном из своих публичных выступлений английский премьер-министр М. Тэтчер заявила, что «на территории СССР экономически оправдано проживание 15 миллионов человек».

В экономическом соревновании, или конкуренции, критерий один – превышение доходов над расходами, т.е. положительное (лучшее) соотношение «выручка/издержки». При этом товары конкурируют в своих группах, сходных по потребительским качествам, а экономики стран – в целом.

Российские филиалы западных стран (даже «Спрайт», «БонАква») не оказались конкурентноспособней западного производства и их продукция не поставляется на Запад. Да и не производство это фактически, а фасовка импорта. А раз все произведенное ими реализуется только у нас, то доходов в валюте не имеем. Наоборот, вывозится прибыль.

Всех иностранных инвестиций в Россию – на 7 млрд. долларов, тогда как займов – на 140 млрд. долларов (на 2000 год). Инвестиции – вложения без возврата под будущую прибыль, займы подлежат возврату с процентами.

На Западе в конкурентной борьбе постоянно кто-то гибнет. Как правило, это не уложившиеся в положительное соотношения выручка/издержки. Россия рвется в мировой рынок.

Мировой рынок в основном является открытым и позволяет капитале перетекать из предприятия в предприятие, из отрасли в отрасль и из страны в страну. Перетекать туда, где по разным причинам меньше производственные или иные издержки.  Национальных границ для капитала почти нет, и современные коммуникации позволяют ему в считанные минуты быть на более выгодном месте.

 Не уровень гражданских свобод (свобода слова и печати, отсутствие смертной казни, отмена прописки, свобода приема наркотиков) и «правильные» законы привлекают инвесторов, а возможность получить прибыль. А прибыль определяется соотношением выручка/издержки. Поэтому капитал даже из самой «свободной» страны, США, перетекает в «несвободные» Тайвань, Южную Корею, Таиланд и Южную Америку.

У наших реформаторов на инвестиции был весь расчет. Не было только денег, а все остальное было – заводы, оборудование, технологии, квалифицированные рабочие и инженеры, богатейшие ресурсы. «Приидите и володейте!». И вот уже мир капитала нам не враг, а партнер. Двери открыты, и не только наши (бывшие соцстраны «открылись» тоже) – можно купить любое предприятие, вложить деньги (вся Чехия скуплена немцами на корню!).

Конкуренция приводит к гибели не только предприятия, но и целые отрасли. В США исчезла, кроме автоматического производства, текстильная отрасль, так как в ЮВА она эффективнее. В то же время три компьютерных кита – Интел, Ай-Би-Эм и Майкрософт стоят сейчас дороже автомобильной, химической, авиационной и текстильной  вместе взятых отраслей США, настолько они съежились, принеся тем самым огромные бедствия работавшим там до сокращения.

Несмотря на заклинания реформаторов инвестиции в Россию не пошли. Они пошли обратно, из России. Пошли в виде валютной выручки от продажи сырья, добываемого из отданных частникам недр страны, пошли от отданной частникам алкогольной промышленности. Эти инвестиции пошли в государственные облигации США, в производство электроники в ЮВА, в туристический бизнес Италии и недвижимость Испании. Во Франции и Германии на русские деньги скуплены целые отрасли хозяйства. Какой-то таинственный «инженер Владимир Пономаренко» привез во Францию 40 000 000 000 (40 млрд.!) долларов! Недавние челноки  и нынешние оптовые импортеры сырья – это мощный насос по откачке долларов за границу. А в нашу экономику за время реформ вложено всего около 7 млрд. долларов, при нашем ежегодном экспорте на 50-70 млрд. (табл. 1)!

По данным на 1995 г. (свежее нет) из экспорта практически исчезли машины и оборудование – в 2,5 раза их экспортировано в 1994 г. меньше, чем в 1990. Сейчас сырьевая ориентация экспорта России – почти 100%. И далеко не все эти деньги поступают в страну, так как у нас совершенно официально сырье поставляют частники! Поставки древесины в Финляндию только из двух регионов, Ленинградской области и Карелии, равен ее, Финляндии, годовому бюджету.

Наш официальный импорт в товаров и услуг в страну при этом – 30-35 млрд. долларов. Вот и получает государство в результате всего этого только около 6 млрд. долл. «На развитие»

Где мы живем? В Лондоне растут пальмы и бамбук, тис и плющ. У нас эти вечнозеленые растения  - тис и плющ - растут только в Крыму и на Кавказе. В мае некоторые наши туристы ездят в Норвегию на подработку – собирать клубнику. В феврале в Москве около минус 20 градусов, в Англии то же самое, но плюс. Среднегодовая температура в России – минус 5,5 градусов, в Финляндии, например, - плюс 1,5.

Есть еще одно понятие – суровость климата, то есть разность летней и зимней, дневной и ночной температур. Тут мы, кроме Монголии, вне конкуренции.

Климатические пояса в Европе расположены парадоксально. Климат становится более холодным не с юга на север, а с запада на восток, и иногда даже наоборот – с севера на юг, а точнее, с побережья в глубь континента. В Ленинграде теплее Москвы, хотя он севернее на 400 км. Зимой в Хельсинки теплее, чем в Орле, на 1000 км южнее. Под Вильнюсом в июне поспевает черешня, а в Московской области – нет, так как вымерзает зимой.

Западная Европа, по нашим понятиям, субтропики. Сказывается влияние Гольфстрима. Там зима выше ноля, весна начинается в январе-феврале и почти всегда в одно и то же время. Там всегда дует теплый ветер и не бывает заморозков.

По климату одинаковы: обитаемая часть Норвегии, юг Швеции, Дания, Нидерланды, Бельгия, Западная Германия (кроме Баварии), Восточная и Центральная Франция, север Италии, Хорватия, Албания, северная Греция, приморье Турции, южный берег Крыма и побережье Кавказа. Средняя температура января здесь выше ноля.

Еще теплее в Англии, Западной Франции, Испании, Португалии, юге Италии и Греции. В январе тут плюс 5 – плюс 10 градусов.

Все США, сравнимые по климату с Западной Европой, географически находятся южнее Кубани.

Совсем другие климатические условия в России. Лишь треть ее площади – «эффективная» (по определению, к таким относятся территории ниже 2000 м от уровня моря и со среднегодовой температурой не ниже минус 2 градусов). При этом наша «эффективная» площадь – самая холодная в мире. У нас оленьи пастбища составляют 19% площади при 13%

пригодной для с/х. Даже Аляска по сравнению с Чукоткой – курорт. А в Канаде, ее обитаемой части, климат значительно мягче и теплее Московской области, примерно соответствует климату Ростовской области и Краснодарскому краю  и среднегодовая температура там – на уровне Вены, Одессы, Софии и Варшавы.

 
   

Один из показателей суровости климата – разность абсолютных максимумов и минимумов температур: он около 40 градусов для прибрежной Европы, до 50 -  в остальной части Западной Европы, и до 60 градусов -  в Финляндии, Прибалтике, Польше, Словакии и европейских странах СНГ. В России этот перепад свыше 70 градусов, а в Сибири – от 80 до 90 (круче Антарктиды).

В царской России урожаи зерновых были около 7 ц/га, в советские времена – до 20 ц/га,

в 1992-97 годах – около 14. А в Англии, Голландии, Швеции – урожайность 70-80 ц/га!

Климат России суровей, и это влияет на эффективность любого производства и устранить это никак нельзя. В суровости нашего климата есть денежное выражение: например, стоимость обустройства рабочего места в условиях отрицательных температур растет на десятки процентов с каждым градусом.

Характерно, что границы стран НАТО, стран Варшавского договора и нейтральных (илл. 3) почти совпадают с линиями изотерм (илл. 1).

Первое, с чем сталкивается в России потенциальный инвестор, это поразительная дороговизна капитального строительства по сравнению с любой другой страной мира. Очень хорошо это видно на карте промерзания грунтов (илл. 4).

Согласно строительных норм и правил (СНиП) подошва фундамента под сооружением должна располагаться ниже глубины промерзания грунта. Поэтому в Поволжье нам приходится копать до глубины 170 см под фундамент и затрачивать на его строительства около 30% всей сметы. С учетом наших морозов необходимы также большие затраты на стены, перекрытия, отопление и водоснабжение (трубы ведь тоже должны располпгпться ниже глубины промерзания грунта!) и т.д. А в Ирландии или Малайзии, например, при их средней температуре +25 градусов в январе и июле, достаточно срезать грунт, выровнять и заасфальтировать площадку и поставить легкие ограждения.

Еще одна составляющая понятия «эффективность» - ресурсы. Ресурсы – это сырье, комплектующие, оборудование, лицензии, технологии.

Сейчас нет «наших» ресурсов, так как ими всеми владеет конкретно кто-то и этот «кто-то» хочет получить из своих месторождений максимум возможного. Как правило, досталось всё это в ходе ожесточенной борьбы, и среди таких личностей особо сентиментальных нет. Да и нельзя в бизнесе руководствоваться  «патриотизмом», там действуют законы рынка.

Сырьё в России в целом не дешевле западного, восточного и какого угодно другого:

в ближних регионах и неглубокого залегания уже выработано, транспортная доставка его сухопутным транспортом значительно дороже водного (морского), зарплата у наших сырьевиков не намного ниже зарубежных. Доставка тюменской нефти в центр России ненамного дешевле, чем в Западную Европу.

Мы уже не «одна шестая», а только одна седьмая часть суши. И суша уже не та. Мы потеряли половину пахотных земель (причем лучшую половину) и большую часть минеральных ресурсов. У нас сейчас мало природных ресурсов и если мы хотим жить за счет их продажи, то даже при разумной эксплуатации их хватит лишь на сверхнищенское существование 150-миллионного народа, и всего-то на несколько лет.

О серьезности ситуации серьезные специалисты предупреждают, например, в книге «Путь в ХХ1 век, под ред. акад. Д.С.Львова, М., «Экономика», 1999 г.:

В той же книге приведены ориентировочные сведения об основных запасах российского сырья, исходя из уровня добычи 1991 г. (Недавно министр энергетики доложил Президенту, что за последние 5 лет добыча и поставка энергоресурсов удвоилась./ Е.Г., август 2003 г./).

(И ещё: только через Белоруссию в 2003 г. будет перекачено в Европу 35 млрд. куб. м. газа

 /Е.Г., сентябрь 2003 г./).

Ну и что будем делать через 35 лет, когда нефть кончится? Попросим обратно ту, что за границу прокачали? И чем платить будем?

Данные о наших запасах в печати довольно разноречивы, встречаются даже в размере в 400 триллионов долларов. Этот разнобой оценок – очень тревожный признак. Где мелькают рассказы об этих «циклопических богатствах»? В СМИ. Принадлежат же почти все наши СМИ сырьевым экспортерам. Даже если верить оптимистическим прогнозам о наших сырьевых запасах, то их еще нужно достать, а это всё дороже и дороже. Не слышно пока даже о замене нефте- и газопроводов, давно отслуживших свой срок,не говоря уж о пуске в эксплуатацию новых месторождений и рудников,. Нынешние «инвесторы» просто расходуют советские инвестиции.

Даже нефтяные месторождения России экономически мало привлекательны для инвесторов.

Если кувейтскую нефть можно качать в танкеры прямо из скважины, то для нашей тюменской нужно по вечной мерзлоте строить тысячи километров дорог и нефтепроводов.

По курсу весны 1998 г. себестоимость добычи кувейтской нефти составляла 4 доллара за баррель, нашей – 14 долларов

По зарубежным оценкам, наши запасы нефти составляют 7% мировых. Это мизер! Даже у маленькой Венесуэлы, которая поменьше и теплее России, запасы нефти равны 8% мировых.

И вообще обстановка с нашими сырьевыми ресурсами довольно серьезна, так как после распада СССР многих цветных и редких металлов  в России просто не стало.

К примеру, марганец остался на Украине и в Грузии, хром Казахстана скуплен японцами, а без них сталь годится только на подковы. Осталась Россия также без ртути, сурьмы, титана и целом ряде других полезных ископаемых.

Мы не можем также сейчас похвастаться новыми технологиями: за 10 лет «открытости» сколь нибудь ценные технологии у нас скупили. Немало наших НИИ и КБ продались за гроши и сейчас, например, американские фрегаты несут на своих бортах уникальные РЛС советской разработки. Нам же вряд ли кто продаст технологию производства лазерных проигрывателей DVD или “медную технологию” - микропроцессоров.

Зарплата. По официальным данным, в начале реформ средняя зарплата в стране  была около 5 долларов, а затем с 1993 по 1998 год колебалась в районе 100 долл. Эти цифры не учитывают невыплаты и “конвертики”. За май 1998 г. средняя зарплата у нас была равна 160 долларам, причем в нефтяной, электроэнергетической и металлургической отраслях по 200-300 долларов, а в легкой – около 60. В то же время во многих странах-производителях” товаров народного потребления (Юго-Восточная и Южная Азия, Латинская Америка) вполне приличной считается зарплата в 40 долларов в месяц. К началу “аргентинского чуда” зарплата строительного рабочего там упала до 20 долларов и в ходе реформ не поднималась.

Вот к такой зарплате и инвесторы потянулись!

Наша зарплата, там, где её выплачивают и во-время, не ниже мировой. И это неизбежно, так как у нас высокая стоимость физического выживания, меньше платить – просто не хватит нам на отопление, теплую одежду и питание. И это пока еще за коммунальные услуги мы платим не все 100% и не по мировым ценам, как того требует МВФ (Международный Валютный Фонд). А по мировым ценам – это по 1 доллару за литр бензина, батон хлеба или 7 квт-час электроэнергии!

В силу ряда причин у нас принято ориентироваться на зарплату в «развитых странах Запада». Но США, Япония, Западная Европа, Израиль – это «золотой миллиард». Мы туда не входим! Да и зарплата эта – не зарплата, а денежное содержание, вызванное в своё время определенными политическими событиями (появление и рост СССР и др. соцстран), а сейчас – доля от эксплуатации всего мира. Все-таки Америка правит миром.

И еще интересный момент. При попытке сравнить нашу зарплату в производящих отраслях

с аналогичной зарплатой США оказывается, что не с чем сравнивать: американские джинсы шьют в Таиланде, радиоэлектронная аппаратура производится в ЮВА, известное оружие фирм «Ремингтон» и «Моссберг» давно собирается в Бразилии и Мексике. Не производством сейчас богаты  США и страны Запада, а прибылью от вложением своих денег в другие, бедные и дешевые страны.

Что такое зарплата? Для наемного работника это все – еда, одежда, жилье, образование, лечение, отдых. И предприниматель должен обеспечить. Что минимально нужно малайцу?

Сандалии, трусы, рубашку, бейсболку. Крышу от дождя  При наступлении голода –сникерс. А россиянину? В придачу к вышеперечисленному еще штаны, телогрейку, шапку и т.д. А это дороже. К тому же россиянин много ест. Климат, знаете. Белка мы должны потреблять столько же , как и любой человек, а вот жиров и углеводов – почти в три раза больше. Того, что съедает в день средний русский, семье из Южного Китая хватит на неделю.

Совершенно неизбежная статья расходов россиянина – это жилье. Если в странах с почти идеальным климатом (Иордания, Кипр, Таиланд, Малайзия, Зимбабве) расходы на комфорт принять за единицу, то в Мексике это будет равно 1,6, в Южной Корее, Японии, Австралии

и западноевропейских странах – от 2 до 2,5, в США – 5, то в России, при уровне комфорта далеком от США, этот коэффициент будет равным 8!

Выводы. В условиях свободного перемещения капитала ни один инвестор, ни наш, ни зарубежный, не будет вкладывать  средства в развитие практически ни одного производства на территории России. Никаких инвестиций в нашу промышленность нет и не будет.

1. Утверждения о том, что «инвесторы уже стоят в очереди» – либо свидетельство о профнепригодности, либо наглое вранье.

            2. Обещания «создать благоприятный инвестиционный климат» в условиях свободного мирового рынка реальной почвы не имеют, если только обещающий не собирается направить Гольфстрим по Севморпути.

            3. Жизнь из нашей экономики  и общества будет уходить по мере износа инфраструктуры и основных фондов, донашивания и проедания запасов. А каждый появившийся у нас доллар немедленно побежит туда, где он сможет получить прибыль.

Уцелеют только сырьевые предприятия, и то далеко не все.

Правда, некоторые вложения есть. Во-первых, создаются предприятия, даются деньги с целью уничтожения ракет, боеголовок, бронетехники, сокращения нашего военного потенциала и создания системы контроля над ним.

Во-вторых, под видом «инвестиций» идет скупка сырьевых ресурсов из уже созданных горнодобывающих предприятий. Как правило, инвестиции эти всего на два-три года – так, для снятия сливок.

В-третьих, имеются небольшие вложения, ориентированные на вывоз ранее созданных материальных ценностей, на прекращение деятельности конкурирующих предприятий и на эксплуатацию пока еще действующих основных фондов.

Имеются инвестиции в табачную и алкогольную промышленности. Это своего рода «налог на пороки», только если раньше  выручка от продажи сигарет и алкоголя шла государству, то сейчас нашей табачной промышленностью владеют гигантские международные концерны – Ротманс, Филип-Моррис и БАТ. Продукция эта вся продается в стране, а выручка конвертируется в валюту и вывозится за пределы России. То же самое произошло и со многими алкогольными предприятиями. Известное пиво «Балтика», к примеру, производит у нас скандинавский концерн «Болтик си», также вывозящий всю выручку из страны. И, кстати, ячменный солод, хмель и иногда пивной концентрат и спирт (фактически для нас делают не пиво, а алкогольные напитки) завозятся из-за рубежа. Видимо, дешевле.

 

Всё это имела в виду М. Тэтчер, говоря о 15 миллионах россиян, чьё проживание на территории России экономически оправдано. Наш народ и мировой рынок капитала – несовместимы. Призывая наших лидеров открыться мировому рынку, у себя они говорили правду: достаточно посмотреть, что писалось еще в 80-х годах в таких популярных журналах, как «Тайм» или «Ньюсуик». Неспроста в последние годы мы практически изолированы от источников информации из-за рубежа и в чем-то даже сильнее, чем в 70-е годы. Нет в продаже иностранных журналов и газет, нет вещания всемирной сети новостей CNN. Даже журнал «Америка» закрылся, как выполнивший свою задачу.

Еще несколько примеров. В середине 90-х годов издержки производства промышленной продукции в России были выше, чем в Японии в 2,8 раза, в США – 2,7, Франции, Германии и Италии- 2,3, Великобритании – 2 раза. В табл. 3 приводятся составляющие затрат на выпуск продукции на 100 долл. США, в табл. 3а – рейтинг стран по уровню конкурентоспособности на мировом рынке на 1994 год («Россия в мировой экономике», М., 1998 г.). 

Выводы и предложения.

-Российский рынок должен быть изолирован от мирового в отношении перемещения капитала, хотя и открыт для перемещения товаров. Нельзя разрешать утечку капитала. Это должно быть оформлено конституционной поправкой.

-Закрытость экономики от конкуренции с мировой.

-Внутренний рынок должен быть изолирован от мирового.

-Возмещение государству затрат на обучение отъезжающим жить за границу.

-Государство имеет право брать международный кредит только в случае угрозы войны.

-Импортная продукция продается у нас в стране по ценам, которые не должны быть ниже средних издержек на производство этой же продукции в нашей стране.

Подготовил Е.Горюнов. 2009 г.

Примечания: 1. В 2009 г.,  когда я прочитал эту книгу, почти все приведенные в ней аргументы казались неоспоримыми. Сейчас 2010 г., прошло 5 лет – и в чем-то события в экономике страны не оправдали выводы А.Паршева. Но многое актуально и сейчас:

- немногочисленные инвесторы (зарубежные ли они?)  размещают свои производства, как правило, в построенных еще в СССР помещениях;

 - развивается в основном не производство, а торговля;

- продолжается вывоз капитала за рубеж и ещё многое-многое другое.

                    2. Вариант с иллюстрациями см в формате pdf.

Категория: Общество | Добавил: Egor | Теги: россия
Просмотров: 318 | Загрузок: 202 | Рейтинг: 4.5/4
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Закладки
Поиск

Текст и фото Egor (Е.Горюнов)© 2011-2018